skrebec (skrebec) wrote,
skrebec
skrebec

Птахи и люди

Папа и голуби-2
Систематические жертвы районных поликлиник, которые по злобе, закалённой в очередях считают, что у медиков нет сердца, просто никогда не заглядывали к ним в домашнее окно.
Мне по этой части повезло, несмотря на то, что мои эскулапы живут на третьем этаже. Заскочил к ним по мелкой надобности, флэшку свою отобрать, пока не прижилась. Они приглашают, заходи, посмотришь телевизор 5Д, кофе испробуешь. Я и не знаю, чему больше удивляться. Тому, что медики ещё и телевизор после работы смотрят или тому, что кофе пьют, а не кровь измождённых здоровьем бабушек. Зашёл, конечно, но до конца не раздевался, давайте, соглашаюсь, ваш эспрессо, после которого телевизор запахи транслирует. А сам прикидываю как бы так кофе выпить, чтобы не глотать. Сижу, ноги крестиком на всякий случай, кошусь на чёрный экран.

Они говорят, ты в окно глянь. А там у них кормушка для мелкокалиберных птичек оборудована. Прозрачная пластиковая коробка из-под курабье или шакер-чурек. И грамотно так, с частоколом из зубочисток на крыше от голубей, двумя отверстиями, вход и выход, видимо. Кусман сала отдельно на тонкой жердочке, десерт значит. У меня от умиления чуть страх перед кофе не пропал. Синички лимонно-зелёные бесконечной чередой порхают, хватают семечки и на соседнюю березу лузгать и жевать. Порядок у них, как при электронной очереди, одна залетела, вторая ждёт молча, не орёт, что пропили Россию. Морды у всех довольные, сытые. У принимающей стороны тоже. Они мне с ласковой теплотой хвастаются, что и воробьи не стесняются, и снегири прилетают и зеленухи обыкновенные не брезгуют.

Минут пятнадцать завороженно наблюдал, пока кофий не остыл и мысль в голову не ударила в виде бизнес-плана. Это ж, вздыхаю, красота и восторг полный, это же срочно надо монетизировать. Медики посмотрели на меня как на больного, хотя я в штанах был и при очках.

Вы только подумайте, вещаю, если соорудить захлопку, назовём её заглушкой, можно ведь отлавливать доверчивых и голодных и продавать на площади жалостливым и добрым. Женщинам в активном поиске, молодым старушкам, хотя те все в очереди всегда. Не знаю пока, может, детишкам, чтобы те их отпускали. За сто рублей, допустим, хотя ценовую политику установим гибкую. Пернатые по старой памяти возвращаются за салом и зёрнами, а тут ЗАО «Цемент и камыши», можно ведь и так назваться. Загадочно и ёмко.

Заодно и налоговую запутаем и конкурентов в заблуждение введём. Общество должно быть непременно закрытым, никаких акций на сторону, никаких поводов для рейдерских захватов. Контрольный пакет и материальное обеспечение так и быть за вами, я могу совмещать должности хореографа и бухгалтера.

Смотрю, притихли мои циники, эти кровожадные слуги медицины. По глазам хозяйки понимаю, что меня медленно вычёркивают из списка абонентов. А муж её, детский доктор, явно перебирал в уме магазины, где можно белые тапочки приобрести в подарок.
Да вы что, распаляюсь в приступе золотоискателя, вам что птичек жалко?! Так для них ничего не изменится, как мотались за зёрнышками, так и будут, только уже с теплом детских ручек. К тому же их можно замотивировать. Если пометить с пульверизатора подопечных во все цвета радуги, можно вычислить наиболее плодоносящих, фотографии их вывешивать на окно, как передовиков и лучших добытчиков. В них же тоже наверняка заложен инстинкт поиска места в групповой иерархии.

Контроль опять же за персоналом должен быт и учёт. Клички им в награду раздавать можно или звания. Кому может не понравиться, если его назовут «Корлеоне», «Рипли», «Нео», «Гендальф», «Бэтмен» или «Джек Воробей». Хотя последнее, это скорей для тормозов и ленивцев. Да вы прикиньте, кричу, заламывая псковский пряник, пока мы тут нетрудово разглагольствуем, уже штук пятьдесят их прилетело. Ладно, пусть многие повторно, возьмём с упреждением на временную неузнаваемость, сезонность и период половой агрессии. Пусть десять штучек за пятнадцать минут, это уже «штука». За час четыре, за световой день, двадцать четыре. Про выходные птички ничего не знают, значит в месяц семьсот двадцать тысяч. Минус семечки, минус шубу моей жене, которая умеет вычислять на площади детей, среди людей, минус зарплата хореографа и бухгалтера, вам по любому двадцать тысяч остаётся….

Допил бы ты свой кофий, говорят мне напряжённо, пока в нас доктор Лектер не проснулся и, наверно, пора уже, в свой шалашик к немой черепашке. Распихал остатки пряника по карманам и пошёл, конечно, весь в своём, хотя шарф мне один приглянулся. Хорошо, хоть флэшку вернули с теми же 32ГБ.

Эх, думаю, что за люди, не смыслят ничего, о будущем не заботятся, порхают по жизни легко и беззаботно, как птахи прям. И птички эти из головы не выходят, никакого от них толка и поддержки перспективных денежных начинаний. Прям, как люди.
Tags: сопланетники
Subscribe

  • Жизнь состоит

    Жизнь состоит из выстрелов. И всё нормально, пока стреляешь ты. Жизнь состоит из поклёвок. Главное, в это время не стоять в аптечной очереди. Жизнь…

  • Истории Варежки. Эпизод 27

    *** По телевизору мелькнул Ван Гог и я понял, что сегодня на гитарах мы с Варькой не поиграем. Эти художники действуют на нас как гипноз. Там опять…

  • Трудно не быть богом

    Преодолевая оковы скромности, имею право сообщить, что однажды спас Чапаева. Даже закалённый инъекциями кошмаров от Чуковского, я не мог пережить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments

  • Жизнь состоит

    Жизнь состоит из выстрелов. И всё нормально, пока стреляешь ты. Жизнь состоит из поклёвок. Главное, в это время не стоять в аптечной очереди. Жизнь…

  • Истории Варежки. Эпизод 27

    *** По телевизору мелькнул Ван Гог и я понял, что сегодня на гитарах мы с Варькой не поиграем. Эти художники действуют на нас как гипноз. Там опять…

  • Трудно не быть богом

    Преодолевая оковы скромности, имею право сообщить, что однажды спас Чапаева. Даже закалённый инъекциями кошмаров от Чуковского, я не мог пережить…