skrebec (skrebec) wrote,
skrebec
skrebec

Трудно не быть богом

Преодолевая оковы скромности, имею право сообщить, что однажды спас Чапаева. Даже закалённый инъекциями кошмаров от Чуковского, я не мог пережить финала киношедевра о Василии Ивановиче. Нельзя так поступать с моими героями, несмотря на то, что мне всего десять лет. Уже три года, как я любил алфавит до буквы «Т» и пользовался им, как прожорливый читатель. К тому же ничего другого у меня под рукой не было. И вот, наперевес с хромой грамматикой сразу после ненавистной надписи: «Конец фильма», я бросился на борьбу с удушающей несправедливостью. Буквы сами укладывались в слова, слова выстраивались в складные строчки. Это был не полк, но уже взвод. Наобум строчил из пулемёта знаками препинания, саблей разрубал пробелы, крошил текст на абзацы. Я вывернул пространство, развернул реальность и пустил время вспять. Красный командир не утонул, доплыл и потом отомстил. Почти. По крайней мере хлюпать носом я перестал.
Так я потерял творческую девственность.
А потом мне один толстобородый истинописец указал: «можешь не писать – не пиши». Законопослушно обрёк я себя на творческое воздержание, простите Кирилл и Мефодий. Долго предохранялся жюльверностью и фениморкуперством, глотал пилюли Пелевина, принимал вакцинацию от Стругацких. А внутри всё уже брэдберило и зудели ожоги Ожегова.
Что делать, если у человека по ночам творческие схватки или того хуже – потуги, а после шести ничего нельзя, кроме поэтического запоя? Чем лечить прозаические Чеховские прыщи на творческом теле? Как спастись, если у тебя гюгонтомания или того хуже открытая форма тяжёлой достоевщины в стадии Булгакова?! Если на тебя изнутри голый Гоголь смотрит глазами Гомера?
Или случилось самое простое и смертельное, к примеру, любовь. Не то чтобы несчастная, но такая, что тебя больше, чем ты есть. Только бежать в космос, а там залюбуешься нежными одноразовыми снежинками, как начнёшь хватать их тёплым живым русским языком и вдруг прорвёт на есененину.
Короче, слаб оказался я на передние лобные доли. Какого О`Генри, подумал, терпеть самого себя до такой степени? И вот стали возникать микроскопические вселенные, где только я верховодил, правил, царствовал. В одной руке у меня орфографический скипетр, в другой диалектическая держава.
Потом некоторые буквы стали звучать и даже складываться в мотив. И вот уже они играют на тебе, с тобой, в тебя. А ты уже запутался, дирижёр ты или последний смычок, да и не важно. Писательство — это такой кукиш в сторону смерти. Правда, у некоторых он в кармане и заряжен холостыми домыслами.
В общем, до сих пор не знаю каким вальтерскотством остановить это муракамиблудие.
Нет, я готов и даже был бы рад этому, но только если найдётся тот, кто время от времени будет спасать моего внутреннего Чапаева.
А я бы просто сидел и праздновал эту жизнь, как сегодня, например.
Tags: жизнь, как я выжил, поддаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →