skrebec (skrebec) wrote,
skrebec
skrebec

Людмила и Руслан

Дело было в том, что Кузькина звали Люся. Всё началось ещё в те времена, когда беспомощная, а потому беспощадная медицина призвала его на свет божий. На тот момент УЗИ проводилось методом пальпации или, что более достоверно, «на глазок». Непоколебимая отцовская вера в желаемое, плюс фартук под кроватью, плюс геометрия живота Кузькиной матери. В результате половина автоколонны, где отец-Кузькин работал крановщиком, ночь напролёт пила за принцессу Людмилу. А наутро родился принц. Так зовись же ты Русланом, проговорил огорошенный папаша голосом русской водки и не вышел на смену. Шофера народ не злой, но на язык меткий и вот уже тридцать пять лет Руслан жил Люсей. Куда бы ни шёл, за тобой во что бы то ни стало увяжутся кличка и долги.

Заработать погоняло, едва родившись, это не каждый умудрится. Но такие несуразности Люсе Кузькину удавались легко. На сбор макулатуры он тащил металлолом. Все шли сдавать геометрию, а он подготовился к черчению. Автоматы с газировкой плевались сиропом, лифты брали его в плен, бутерброды падали исключительно смыслом вниз. Однокашники собирали значки и марки, а он их раздавал.

Несмотря на фамилию, Руслан вырос во взрослого инженера, но вселенная причудливых случайностей этого не заметила. В любой очереди ему с упоением сообщали, что просили не занимать. Если же и удавалось достояться, то дипломированный горемыка мог запросто купить пару шикарных башмаков, причём оба левых. Девчонки страстно любили с ним дружить и охотно выходили замуж за его друзей. Друзья перестали звонить, но не, потому что деньги у него кончились, а поскольку понятно, что уже не начнутся. В общем, у Кузькина из постоянных поклонников были только насекомые. Таксисты, почтальоны и продавцы лотерейных билетов даже не начинали любить его. На работе повальная премия, а ему красивую грамоту или подарочную командировку в Воркуту. Как проектировщик жилых зданий он творил виртуозно, а персональные хоромы вычерчивались со скрипом.

Зато Кузькин яростно умел представлять. Например, читает добротную книжку и воображает, будто сам её написал. Или того хуже, вдруг, перед сном представит, как отрубает бороду своему личному Черномору, а заодно и тридцати трём богатырям накостыляет. И так явственно, что потом целый день стыдно перед богатырями. В канун очередного Нового Года опять развесили на домах угрожающие сосульки, постелили гололёд и включили метель. Кузькин съел мандаринку, ничего не изменилось. Когда не знаешь, как жить, вынеси хотя бы мусор. Скверная привычка тащить старьё в будущее. Возле перегруженных баков с чувством плакала снегурочка в худосочной дублёнке. Время от времени каждый оказывается возле мусорки.

- Не плачьте, скоро новогодье, - так Кузькин шутил.

- Ключи… от дома… уронила в бак…я.

- Так поищите.

- Я… боюсь.

- Позвоните мужу.

Снегурочка заскулила, как бы всё этим объясняя. Кузькин вздохнул, привычно не удивился подарку мироздания и полез разгребать то, что остаётся после человечества. Ничего там достойного не было. Растеряха помогала, сдавленно всхлипывая над ухом. Тараторила, как перед доктором:

- Постоянно теряю, понимаете, ключи, телефоны, серёжки, кошельки, варежки, билеты, зонтики, очки, паспорт, однажды даже анализы потеряла. И так целую жизнь, понимаете?

- Ещё как. Слушайте, полчаса до боя курантов, пойдёмте в тепло, а? Есть инвалидная гирлянда, дерзкий чай и антистрессовые конфеты.

- Нет, что вы?.. Я вас совсем не знаю.

Наш витязь плюнул в развороченный до дна контейнер и ушёл. Всё правильно, думал, невозможно доверять человеку, который выжимая чайные пакетики, наматывает их на ложку верёвочкой и обязательно эту верёвочку отрывает. Пакетик при этом мстительно падает обратно в чашку. И так каждый день.

Дедушка Мороз, Иисус добрый, Будда и президент всемогущий, молча кричала Снегурочка, почему вы отвернулись от меня? Ведь не полная и не дура, разве нельзя сделать так, чтобы хоть что-нибудь нашлось, слышите? Услышал только Кузькин. Вернулся с двойней благодушных мандариновых близнецов, с двумя стаканами из праздничного пластика и почему-то одной бутылкой шампанского.

- Чёрт с вами, но давайте хотя бы отойдём от мусорки.

- Здесь светло, а там страшно. И я вас совсем…совсем не знаю.

- Ну, это можно исправить. Вас как звать-величать?

- Люся, а вас?

- Люся, - машинально ответил Руслан.

Где-то громыхнуло предупредительным фейерверком. Кузькина ударило наэлектризованной снежинкой. Снегурочка засмеялась звонко и не зло. Кузькина тряхнуло ещё раз, когда он заглянул ей за очки. Контрольным боем из ближайшего дома грянули куранты. Пробку от шампанского дурни потеряли сразу. Ключи тоже не нашли. В смысле и не искали больше, некогда им было, понимаете? Многое повидавший на своём веку одноглазый фонарь ошарашенно моргал до самой весны и бессильно обижался на тех, кто не снабдил его опцией вокала.

Новый год, это ведь почти как новая жизнь, которая вполне может и наступить.
ludmila-ruslan



P.S. Дорогие сопланетники, снисходительные читатели и соратники, всех с наступающим! Да пребудет с вами всегда чудо обыденное и юдо желанное. Зима с вами теплее и веселее. Приказываю всем пить и целоваться до января. Ура!
Tags: Иллюстрация К. Соколова, сопланетники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →