skrebec (skrebec) wrote,
skrebec
skrebec

Паша и Чёрное Озеро

Из всех умнейших, рассудительных и практичных рыбаков коими наказала меня судьба, я самый благоразумный. Обычно последним соглашаюсь тащиться за 450 вёрст, зимой, в глушь. Не получилось и тогда ампутировать тот атавизм, что зудит под копчиком каждого зимнего рыболова.
В деревенском перевалочном пункте, нас встречал местный турагент, а по совместительству кочегар Паша, который должен был доставить нас гужевым транспортом на берег Северной Двины, к избушке и экстремальному клёву.
- Вовремя вы ребята приехали, как раз вышел из незапланированного запоя. Подруга у меня угорела в кочегарке, не вынесла тягот и лишений незарегистрированного брака. А посему рекомендую внести предоплату для заживления скорби и улучшения качества обслуживания.
Паша специализировался на идиотах. И уже прикупил вторую лошадку, потому как старая стала изнашиваться, мобильный телефон и респектабельную фуфайку.
Пока мы заправлялись высокооктановым спиртом, он набросал в сани сена и профилактически поорал на лошадок. Паша называл их персоналом. Та, что постарше была видимо из отдела кадров, потому как критически пару раз гадила в нашу сторону. Но рыбаков не так-то легко остановить кучей навоза. Лёгкий морозец, снежная целина и перспектива увековечить себя на девственном льду, делали из нас немножко амундсенов. Из некоторых получались нансены.
Избушка оказалась на месте, река тоже, мы в нетерпении побросали скарб и наскоро попрощались с Пашей, договорившись, что он заберёт нас дней через пять. Сами отправились на другой берег, к месту лова, где нас собственно и ждал злобный язь, гипертрофированный окунь и озверелая сорога. Ледяные торосы, отсутствие набитой тропы и вражеский ветер из космоса нас тогда ещё не сильно волновали.
О наличии пробоин в нашей карме я начал подозревать после двух поклёвок на четверых и единственного подъязка с явно суицидальными наклонностями.
Но при любом минусе настоящие рыбаки всегда должны быть в плюсе.
Полтора километра реки на обратном пути по-свински превратились в три. Даже с половиной. Торосы выросли, а лёгкий морозец поправился градусов на пятнадцать. Но мы дошли на одних только мыслях о тёплой избе, горячем чае и душевных разговорах.
Дров не оказалось, зато снега в лесу было по пояс. Ничего, наносили. И тут выяснилось, что одна из тектонических трещин земной коры проходит именно через нашу печку. Она кашляет, дымит, пукает, но не греет. Ночь прошла в дружелюбных спорах - угорим мы или замёрзнем. Наутро мужественные челюскинцы единоутробно приняли решение эвакуироваться. Звоню Паше и по междометиям понимаю, что он уже выпил всё в Архангельской области и добирается до сакэ всея Японии. Как так можно, вопрошаю, нам нужна помощь, хелп и sos, мол, так и так. А зачем, мычит этот туроператор, вы мне сразу заплатили? И объясняет, что забрать он нас не может, поскольку вчера волки пожрали всех собак в деревне, а ему ещё пожить попить хочется.
Многоуважаемый, достопочтенный, дорогой Павел, говорю внятно, но неопрятными антонимами, если ты нас сегодня не вывезешь, то кто-нибудь из нас всё равно отсюда выберется. И если это буду я, то ты будешь частично на собственных глазах гореть в своей кочегарке. И учти, что я среди нас самый добрый. Ладно, соглашается Паша, но раньше, чем к вечеру не ждите. Быстрее замерзает тот, кто не двигается, поэтому мы выпили ещё и пошли бурить Северную Двину дальше. Полдня прошло в туманном угаре, или наоборот, но с тем же результатом. По возвращении я увидел знакомые дымящиеся кучи. Никогда так не радовался лошадиному говну. Паша лежал в холодной избе мёртвый. И храпел. Какая скотина оставила водку на столе выяснять уже было бессмысленно. Реанимировали нашего Харона, загрузились. Паша говорит, поедем через Чёрное Озеро, так быстрее. А почему Чёрное, а крепкий ли там лёд, а не сподручнее этот путь и для волков? Сколько людей столько и вопросов к туроператору жизни. Спаситель как мог, растолковал всё неразумной отаре, мол, Чёрное потому что дна нет, лошадка его никогда не пойдёт, если лёд тонкий, а если её и понесёт с испугу, то больше вероятности, что в сторону дома. Полдороги он турбинно орал на наш транспорт, нахлёстывая вожжами и вдруг начал сникать. Паша, прошу, не вырубайся, мы ведь дороги не знаем. Я, говорит, бывший дальнобойщик, я за рулём никогда не сплю. И тут же падает замертво на меня. Незамотивированная матом лошадь почти сразу же останавливается. Посреди озера, посреди ночи, посреди зимы. Какое-то время мы слышим лишь лёгкий хруст. То ли волчьи шаги по насту, то ли лёд под нами проседал. В четыре глотки мы орали на лошадку, проклиная друг друга, Пашу и зимнюю рыбалку. Кобыла ответила нам свежей порцией навоза, давая понять, что она думает о любительском рыболовстве. Через некоторое время она сама тронулась и вывезла-таки нас к деревне. Любой скотине хочется в тепло.
Следующий выезд мы назначили через неделю, потому как хапнули, конечно, но не наловились. Это был рассказ о неистребимости рыбацкого идиотизма.


P.S. Поздравляю всех, кого не успел, со всеми прошедшими праздниками. Пусть будет тепло и по возможности весело.
Tags: Теория Опытного Спиннингиста, сопланетники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →