skrebec (skrebec) wrote,
skrebec
skrebec

Подлунный мир.

Рыбалку придумали неуспешные артисты  второго плана трагикомедии «Выбей ковер, второй год спотыкаюсь!»

Или трусы, которые не могут определить, что лучше – кофточка со статичным швом взаутюжку или с отделкой из вытачных шнуров.

Но мы есть, и мы уходим вдохнуть пьянящий воздух свободы и запить его, чтобы не одуреть окончательно.

Той зимой оседлать рыбацкую фортуну решено было на озере Озёл близ города.

Прибытие отметили как незапланированную высадку на Луну. Пробурили каждый себе по  кратеру и давай мурыжить мотыля переменной проводкой.

Отдельная суицидная сорога радовала тем, что при правильном освещении через неё можно было изучать правила рыболовства.

Сорыбачники отмечали  каждое шевеление кивка, приближаясь  к стадии, когда лунная походка выходит сама собой. А я честно, но не, потому что честный, а  мне ещё их везти,  продолжал убивать червячков, спасая озеро от замора.  Через непродолжительную вечность  я отрёкся от догм старика Сабанеева и принимал теоретической базой лишь озверелую мысль: «Должна же ты где-то быть, зараза!».

Отличительной чертой нашего клана  является отсутствие понимания разницы между  упорством и  упрямством. Согласно клиническим исследованиям ведущих специалистов – рыбацкая надежда умирает на сороковой минуте после отхода её физического носителя.

Пусть мистики закашляются -  но нас было трое. К моменту возвращения мы были как:

- три тополя на плющихе (одеревенелые слегка)

-трое в лодке (идиоты, собаки не хватало и лодки)

-три богатыря (русским духом пахло сильно)

В-общем, триедины.

Можно продолжать и дальше метафоризировать, но больше всего мы были похожи на нашу национальную фигуру из трёх пальцев: один товарищ играл поддерживающего среднего, я - цементирующий указательный всего кукиша, а форпостом нашей фиги стал Иваныч. Отставной седой подполковник. Настоящий.

Иваныч прославился тем, что однажды с помощью только командного голоса захватил в заложники целую «газель» полную рыбачков-неудачничков. И два часа удерживал её  в районе центрального магазина  Красного Затона, угрожая напитком, в  который главный технолог СЛВЗ плакал, успокаиваясь Hennessy Paradis.

Я там был, бахилы похерил.

Но вернемся к Озлу.

Когда уже были решены все вопросы общей мировой политики и глобальные – вектор развития цивилизации, перешли на внутренние неурядицы. На тот момент в стране происходило распределение жилищных сертификатов военным пенсионерам. Получить их было тогда по закону просто, как сейчас стать космическим туристом. Уже в машине на обратном пути Иваныч подходил к кульминации своей истории получения заветного.

 

Тут я должен извиниться перед эстетически ранимыми субъектами, поскольку даже сильно облитературенная прямая речь далее может нанести легкое ранение внутрь головы.

 

Прелюдия такая, что здесь он ничего не добился, поехал в Питер, вспахал пол - генерального штаба и со словами: «Да мне …тёща по пятницам …подносит, а Министерство… Обороны… вообще обосрётся!!!», ворвался к какому-то генералу.

Децибелизм  его рассказа  достиг  такого уровня, что некоторые искусственные спутники стали менять орбиту. В основном, «натовские».

И тут в зарождающемся лунном свете, я вижу главное орудие отечественных оборотней – полосатую палочку, дитя зебры и МВД,  которая намекает мне – мол, давай пообщаемся приватно. Говорят, чтобы удвоить удовольствие от  применения их скоро будут усовершенствовать электрошоком.

Движение в районе Трехозерки серьезное – машины три в час и ОНИ там очень основательно следят за соблюдением ПДД, а заодно и поджидают  несдержанных в возлиянии рыбачков.

 Берут не рыбой.

Все мои увещевания, мол, потише, мужики, утонули в море огня и дыма. Иваныч орет свою историю с заднего сиденья, а голос у него, как уже упоминалось, такой, знаете с трещинкой, полная иллюзия, что ты на плацу и почему-то голый. Гаркнет такой: «За Родину!» - пойдешь и умрёшь счастливый, что уже никогда его не услышишь.

Костеря Карнеги, мимикрирую под имбецила с монархическими взглядами. Мысленно сверившись с восемнадцатой страницей Камасутры, притормаживаю,  так чтобы держателю жезла было удобно. Стеклоподъёмник старательно-натужно справляется со своей работой и вместе с морозным воздухом впускает взгляд человека-палки.

Здесь, по законам мистического триллера, на секундочку перенесемся в тело ночного стража.

Вот она, жертва, заранее притормаживает, тюкается у самых ног, как положено, жалостливо  скрипнув тормозами, и замирает, поджав задние колеса. Стеклоподьёмник виновато-натужно справляется со своей работой и из салона вслед за проспиртованным облаком, несётся неплавно:

- А Я ЕМУ ГОВОРЮ – ДА ПОШЛИ ВЫ НАХЕР, ТОВАРИЩ ГЕНЕРАЛ!!!

Да с таким нажимом, что звуковое давление, оторвавшись от амплитуды и частоты заставило обмочится двух прапорщиков в Верхнем Чове. Облачко пугливо шмыгнуло вверх,  к луне.

Переносимся обратно в тело водителя.

После пронесшегося речевого смерча, я подумал, что водительское удостоверение  это не самое главное, с чем я могу сейчас  расстаться. У меня с собой ещё были честь и свобода. Покой и воля остались на озере. Но инспектор в человеческом обличье только подносит руку к  голове и заворожено произносит: «Счастливого пути!»

Иваныч, вообще ничего не замечая, никак не угомониться: «Засуньте себе в … эти …погоны и достаньте… оттуда мою …бухгалтерию!!!»

Я, виновато улыбнувшись и слегка пожав плечами служивому, трогаюсь максимально медленно. Метров через пятьсот холодная струйка пощекотала мне копчик.

Далеко сзади кто-то взвыл на луну, пятна на которой заметно потемнели.

Был бы у меня лунный камень, я бы оборотню подарил, говорят, он приносит  душевный покой и умиротворение, нежность и мечтательность. Главное, чтобы человек не оказался Овном – астрологи не рекомендуют.

Пока я думал рыбацкая или автомобильная  эта история, она и закончилась.

А с уловом, бог с ним, я же тогда не знал, что Озёл в переводе с коми – «земляничное озеро», надо было просто лукошко взять.

Хотя с ним было бы труднее выпутаться.

Точно бы забрали.


Tags: смеха ради
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments