skrebec (skrebec) wrote,
skrebec
skrebec

Пора писем. Семён.

Семён был смышленым мальчиком семи лет отроду, с любознательным, но недоверчивым взглядом и вихрастой головой, ушастой чуть более положенного. В любом помещении он занимал пространство от пола в один метр семнадцать сантиметров и более, что ему не нравилось, когда забывали про якобы незначительные семь миллиметров. В остальном он был устроен. Глупостями типа девчонок не занимался, а разбирал шахматные задачи и ставил практические опыты из подаренного набора «Химия в жизни». Правда дружить приходилось чаще с энциклопедиями и папой, зато их посредством проще было разобраться, кем же ему, в конце концов, стать, археологом или астрономом. Для решения этого вопроса он считал себя достаточно взрослым, потому как писать умел, уже не высовывая от старания языка. Он писал Деду Морозу. Не потому, что была какая-то оглушительная необходимость, просто он заметил неожиданную тревогу в глазах мамы, когда поначалу отказался от составления послания. И всё-таки он был почти обычным мальчиком, поэтому сдержать хитрой ускользающей улыбки не мог.
Родители Семёна были любимыми, но стародавними, презиравшими спецэффекты, а потому вечером он, досмотрев обманное «Большое Космическое Путешествие» без сожаления пошёл спать пораньше. Естественно самостоятельно почистив зубы, в смысле без напоминания. Папа целовать его на ночь уже стеснялся, а мама над этим не задумывалась и даже до сих пор шептала ему на ушко пожелания в сновидениях. Было щекотно, но приятно.
- Какой планшет?! – шептал во всё горло папа, плотно притворив кухонную дверь, - он знаешь, вообще-то денег стоит. И потом это зараза, она жрёт время и мозги без соли.
- Мальчик у нас технический, ему развиваться надо, - мама аккуратно по новой заклеивала конверт со снежинкой, - и потом ведь можно, наверное, в кредит.
- Кредит - поганое слово, - папа завёлся и в чай насыпал кофе, - не можешь себе позволить, не позволяй.
- Всё-таки Новый Год, - мама применила самую обезоруживающую интонацию и отобрала у него чашку, - или ты опять про вашу собаку? Можно я не буду повторять стопятьсот причин к невозможности этого.
- У каждого мужчины должна быть в жизни хоть одна собака.
- У каждой женщины должна быть хоть какая-то личная жизнь…
- У меня от тебя бессонница…
Ночник в виде космического корабля, включался и выключался от прикосновения пальцем и Сёма проверял, какой краткости хватает для срабатывания сенсора. Не сильно прислушиваясь к невнятному бормотанию родителей, мальчик не спеша подумал: «Молодцы они у меня всё-таки. Даже ругаются не страшно». На этом Семён и уснул.
До Нового Года оставалось ещё три недели бесконечности.
Традиции праздничной ночи были незыблемыми, за подарками ломились под ёлку все, включая дедушек и бабушек, но только после последнего удара курантов. За час до самого интересного момента в году, папа ходил напряженный и очень сильно помогал маме, видимо помирились не так давно. Мама была особенно торжественна. Семён косился, конечно, на яркие упаковки, но выдержку имел, как у археологов с астрономами, к тому же его озадачили поисками якобы не хватающего серпантина.
Когда все уселись за стол с обязательно новой скатертью и уже стали по обычаю спорить, включать телевизор или не торопиться, чтоб не испортить настроения, под ёлкой вдруг что-то тявкнуло. Никто толком моргнуть не успел, как Семён, опрокинув любимую табуретку, уже очень бережно вытаскивал из-за ёлки чуть прикрытую салфеткой коробку, пахнущую собакой.
- Гав, - сказала коробка.
- Боже ты мой, - мальчик зачем-то посмотрел, за переливающееся огоньками дерево, - этого не может быть!
- Семён! – папа покраснел, - это что за «боже мой»?
Мама привычно прикрыла отцу рот ладошкой.
- Это же опупеть можно, - внятно произнёс гордость папы и, подняв самую большую драгоценность, показал её всем, - это же живой Фобос!
Настоящий Фобос подтвердил: «Га-а-а-в!»
В этот момент самый сознательный дедушка, разливал шампанское и, глядя на свои армейские часы, забасил:
- Внимание всем землянам! Ура!
Все засуетились, похватали, какие попались бокалы и, беспорядочно чокаясь, тоже закричали: «Ура-а-а!»
Ничего другого и не оставалось.
На следующий счастливый день Семёну совершенно не интересно было выходить на улицу, но экологичная мама выгнала его на полчасика «подышать совершенно свежим воздухом». Без происшествий доставив мусорный пакет до бака, очень практичный мальчик побежал до угла дома, где висел облупленный синий почтовый ящик, в который второе письмо со снежинкой он бросал сам.
И погладил его.
Tags: елки-палки, текст
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 88 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →