skrebec (skrebec) wrote,
skrebec
skrebec

Аркаша

Эта история очень серьёзной выдержки. Пару раз озвучивалась среди ближайших злыдней-искусителей. Но встреченная взглядом системы «конечно-конечно, херр штирлиц», почила в обозе хороших, но ненужных.

И только сейчас и здесь, когда я убедился, что существуют люди не способные в это не поверить, она прорывается наружу, измордованная невниманием.

Сидел  как-то по обыкновению на своей первоэтажой кухне, выдавливая из себя по капле гениальность и к утру уже обнаружил густо исписанный листок с одной фразой: «иди спать, придурок».

Под натиском фактов был вынужден прислушаться к самому себе. Но тут в окошко бзынькнуло. В голове мелькнуло «запутанный в сетях судьбы суровой». Хорошая строчка подумал я и высунулся в форточку. Там меня ждал землянин, описать которого можно в шести словах - не молодой, очень похож на человека.

Далее произошел диалог, где мне досталось три витиеватые фразы. Я начал первым: «Ну».

Он ответил скороговоркой, стаскивая вязаную шапочку:

- Важно сейчас не волноваться ведь мы с вами где-то могли встречаться, вы посещаете театр? Я не какой-нибудь пожилой бандит, я поэт и артист Аркадий Гранковский, сценическое имя Ефим Гран, друзья называют меня Дырокол. Для вас просто Аркаша.



А то, что я рабочий сцены, так это очень сильно временно. Как вы можете догадаться, я тоже ненавижу себя пьяным. Ровно настолько, насколько люблю выпимшым. Но сегодня такое событие – сдача пантомимы. А работа осветителя она хоть и стоячая, но требует усидчивости. Извините за каламбуризм. Не хочу хвастаться, но я был в Москве и один наш расточительный и сильно прославленный режиссер, не хочу называть его фамилию, а то вы подумаете, что я бравуирую, он прям так лично говорит: «Аркаша, вы далеко пойдете». И вы сейчас являетесь свидетелем, как прав был этот добротный мастер мизанцены. Я чёрти-где и только вы знаете точно, где это? Но божий дар не тонет, и я ещё тогда ответил ему неподдельно: «Надо с достоинством относится к своему достоинству, мой секрет прост, я не подменяю амплуа имиджем». Я никогда не хотел попасть в искусство боком, я понимаю – боком быть трудно. Эта разница особо ощутима в сопоставлении стихов и поэзии. Вы уважаете галопирующую аллитерацию? Хотя, конечно, у вас лицо человека, который слушал Высоцкого. В стихах разменной монетой являются рифмы, поэзия же исполняет скрытый смысл слов, если туда еще и выложить душу. Поэзия она ведь как мама она всегда есть обязательно, но может оказаться и не родной. А родная мама думает, что я уже большой и не ищет меня. Я понимаю, насильно мал не будешь. Или, к примеру, жена. У вас простите, есть жена? У меня это, изразец чистого черного юмора. Она говорит: «Гранковский, при такой стремительной карьере вниз - непонятно жить. Особенно, когда мы супружеский долг исполняем по отдельности». Но теперь-то я ей передам, что есть ещё люди, которые по ночам не спят, думают вон чего-то, свет жгут. Правда, дома, но это ничего. У меня тоже есть дом, но он далеко. Сто рублей на такси. А таксисты, такие нечуткие, они не понимают главного, что пассажиры такси, это часто не те люди, у которых все хорошо. Они все время чего-то хотят, еще ни один из них не сказал мне: «Спасибо, что воспользовались нашей службой, вот вам ваши сто рублей». А объяснять, что деньги у тебя есть, но в Маяковском, Маяковский в тумбочке, тумбочка за пятнадцать километров, невыносимо. И вообще, трудно доказывать, что ты прав, когда уже бьют. Но ведь хочется быть не понятым, а понятным. Сильно хочется, знаете как, ну, вот как курить хочется, примерно.

 

Здесь я был вынужден, накинув пуховой бронежилет, спустится в улицу и произнести, заготовленную для меня демонами от Мельпомены вторую глубокомысленность: «На». Чудо продолжало метать интеллектуальный бисер:

- Не смотря на весь анус дня, свершившийся по законам всемирного отягощения, ночь нынче изумительна. Встретились два замечательных человека, вы даже представить себе не можете, насколько великолепны с сигаретой в одной руке и ста рублями в другой. И вопреки тому, что изрядный талант он мизантропии требует, мне хочется, как мужчина мужчину обнять вас изрядно.

Тут уже исчерпав весь свой на сегодня лексикон,  я отмахиваюсь купюрой: «Не!», и вызываю машину. Аркаша, затягивается глубоко, но Качаловской паузы не держит:

- Только вы мне денег в руки не давайте, я себя сегодня ещё плохо знаю.

И напоследок, запомните, глаза боятся – ноги бегут. Что-то в вас есть от профессионального слушателя и вы никогда не пожалеете об этом. Прощайте.

 

Я же, не докурив, возвращаюсь, быстренько всё записываю и, улыбаясь, иду спать.

Как говаривал наш трудовик, подменявший однажды на уроке пения: «Не надо ничего придумывать, если хочешь что-то услышать, надо подождать».

Что я и делаю.





 

Tags: разговоры из форточки, сопланетники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments